Максимилиан Кольбе: положить душу за ближнего своего

Максимилиан Кольбе: положить душу за ближнего своего

Подвиг Максимилиана Кольбе

Итак, в тот ужасный летний день заключенные из 14 блока ожидали приговора. В шесть вечера Фрицш прошелся по своему безмолвному царству и выбрал десять жертв. Комендант выкрикивал имена, и один за другим заключенные выходили из строя. Десятым был Франтишек Гаёвничек, сержант 36 пехотного полка. В начале Второй мировой войны Франтишек Гаёвничек попал в немецкий плен и был заключён в Освенцим за участие в Сопротивлении. Он содержался в одном блоке со своим соотечественником, польским священником Максимилианом Кольбе (в миру - Раймонд Кольбе), который был переведен в 14 блок лишь за несколько дней до этого события...

С огромной раной на голове и выбитыми зубами, уставший и апатичный ко всему, Франтишек Гаёвничек вышел из строя и начал неистово рыдать: "Бедная моя жена, бедные мои детки! Никогда я вас больше не увижу!"

Такое нарушение порядка накалило атмосферу. Охранники схватились за автоматы. Собаки напряглись, ожидая команды... И тут из рядов вышел Максимилиан Кольбе и направился к лагерфюреру Фрицшу, изумленному такой смелостью. Для Фрицша узники были всего лишь номерами, "польскими свиньями", как он их называл.

Кольбе заставил его вспомнить, что они - люди, личности с бессмертными душами. Он спокойно сказал:

- Господин комендант, у меня к Вам просьба. Я хочу пойти на смерть вместо одного из них.

Комендант Фрицш не понимал, что происходит.

- За кого ты хочешь умереть? - заорал эсэсовец. 
- Вот за него, - указал Кольбе на исполненного отчаяния отца. - У меня нет ни жены, ни детей, притом я в годах, а он еще годен для труда. 
- Кто ты? - удивление не покидало Фрицша. 
- Я - священнослужитель.

Воцарилась мертвая тишина. Все в оцепенении: что сейчас будет?

Йозеф Стемлер, оставшийся в живых узник, вспоминал, что Фрицш повернулся к своему коллеге и сказал:

- Он - бедный маленький священник, - и неожиданно добавил: - Просьба удовлетворена.

Положить душу за ближнего своего...

Решение было принято. Кольбе оставалось жить совсем немного, и это будут поистине тяжелые дни в ожидании смерти.

Польский тюремщик Бруно Барговьек рассказывал, что осужденные на смерть были брошены в темные подземелья блока нагими. Они не получали ничего: ни еды, ни даже воды. Обычно узники раздирали там друг друга как каннибалы. Но на этот раз было не так... Максимилиан Кольбе постоянно молился и читал Псалмы. Эти молитвы проникали сквозь стены, слабея с каждым днем, угасая до шепота вместе с человеческим дыханием. Весь лагерь прислушивался к жизни, теплящейся в камере смертников. Весть о том, что в тринадцатом блоке по-прежнему молятся, наполняла надеждой и радостью все бараки лагеря. Человеческая солидарность торжествовала над смертью и заставляла угасающую жизнь вновь пульсировать.

Слух о происходящем разнесся и по другим концлагерям. Каждое утро в бункер для смертников фашисты приходили с проверкой. Когда они открывали двери камер, несчастные узники плакали и просили хлеба. Тех, кто приближался к стражникам, жестоко избивали и бросали на цементный пол. Многие из них в бессилии лежали на полу, медленно умирая от голода.

Кольбе ничего не просил, не жаловался, он сидел в глубине камеры, прислонившись к стене. Часто его можно было увидеть, стоящим на коленях. Он добродушно смотрел в глаза эсэсовцев. Сами стражники уважали его и говорили, что еще никогда в жизни не встречали подобных людей.

Осужденные начали умирать. Через две недели в живых оставалось только четыре человека. Бункер требовался для других узников, и 14 августа четверых оставшихся "ликвидировали".

Максимилиан Кольбе не умер от жажды и голода, а только после того, как немецкий врач лагеря Бош сделал ему укол: ввел карболовую кислоту. В последний момент Кольбе молился. Его жизнь угасла 14 августа 1941 года. Ему было сорок семь лет.

Бруно Барговьек продолжает: "Когда я открыл железную дверь, Кольбе уже умер, но мне казалось, что он жив. Он по-прежнему сидел, прислонившись к стене. Его лицо светилось необычайным светом. Глаза были широко открыты и устремлены в одну точку. Весь он был как бы охвачен восторгом. Я никогда его не забуду".

После смерти тело Кольбе было сожжено в крематории, как и многих тысяч других узников Освенцима.

Эхо героизма этого человека останется навсегда в сердцах многих поколений. В пустыне ненависти Господь посеял через Своего слугу семена небесной любви. Вот, что писал узник Йозеф Стемлер: "В самой гуще брутальных мыслей, чувств и слов, которые только можно себе представить, человек становился хищным волком во взаимоотношениях с другими. И в этих ужасных обстоятельствах была явлена героическая жертвенность Максимилиана Кольбе... С этого момента наш концлагерь был менее похож на ад. Раньше заключенные не хотели делиться друг с другом последним куском хлеба, а здесь человек отдавал свою жизнь за другого. Это было провозглашением Божьей любви к ближнему...".

Другой оставшийся в живых заключенный Джерзи Билецки заявил, что смерть Кольбе была "шоком, исполненным надежды, дарующей новую жизнь и силу... Это было похоже на мощный поток света во тьме концлагеря".

Жертва, вызванная состраданием, была как раз тем, против чего боролся нацизм. Для искоренения всякого милосердия, для торжества нацистской идеологии и строились лагеря смерти. Концлагерь должен был доказать, что христианские представления о братстве людей - это вздор, что доброта и любовь есть для человека нечто поверхностное, легко удаляемое, как налет пыли.

Удивительно то, что лагерфюрер Фрицш согласился на жертву. Он мог послать на смерть обоих. Но не сделал этого, дав возможность жертве обрести свою ценность. Ведь поступок Кольбе придавал смерти смысл, делал ее не уступкой силе, но добровольным жертвоприношением, высшим проявлением христианской любви.

Смерть для своего "Я"

Жертвенность, самоотречение были неотъемлемой чертой характера Кольбе. Неважно, где умирают христиане за свою веру: на арене, в газовой камере или в концлагере. Это зависит, по большей части, от внешних, неподвластных нам, обстоятельств и политических условий, в которых мы живем.

Однако примем ли мы этот крест изнутри, зависит только от нас. Поэтому сегодня так важно умирать каждый день для себя, для своего эгоизма, чтобы Господь смог через нас совершать Свое дело. И в этом понимании смерть для своего "я" - ради Христа - не отдаленная, "запредельная" возможность, но данность повседневного опыта. Такая перспектива может показаться довольно мрачной. Но не будем забывать, что каждодневная смерть - это и каждодневное воскресение. Что-то в нас умирает, и в ту же минуту рождается в нашем характере то, что необходимо для Бога и Его славы.

Кольбе был бескорыстным человеком, конечно же, знавшим о своей греховности. У него был свободный выбор, но он помнил о великом примере Иисуса Христа и сделал все, что от него зависело. Для немецкого коменданта Фрицша это было либо проблеском чего-то нового и неизвестного, либо выражением его полной слепоты, слепоты человека, не верившего уже, что существование этих людей имеет какое бы то ни было значение для истории. И действительно, не было никакой человеческой надежды на то, что известие об этом поступке выйдет за границы концлагеря.

Кольбе тоже по-человечески не мог надеяться, что его поступок найдет какой-нибудь отклик в истории, да он и не стремился к человеческой славе. Ему удалось неопровержимо доказать, что лагерь - это прообраз Голгофы.

Заместительная Жертва Христа

На Голгофе Божий Сын совершил подвиг, который не смог бы повторить ни один смертный: Он, безгрешный и святой, защитил человечество от справедливого вечного приговора и отдал Свою жизнь за тех, которые хотели Его уничтожить. Как же дорога цена нашего освобождения!

Иисус Христос отдал Свою жизнь, чтобы мы не погибли, но имели жизнь вечную. Это и есть Благая весть, которую Бог в Слове Своем велит нам провозглашать. Мы все - Его должники, которые призваны возвещать о нашем Спасителе другим людям, приговоренным к смерти в аду.

Можно себе представить, что пережил Франтишек Гаёвничек, когда услышал слова Максимилиана Кольбе: "Я хочу умереть вместо него". Для него это было самой радостной вестью. А подумайте, что сделал Христос, приняв на Себя наказание вместо нас.

Он спас нас от вечного ада! Даровал жизнь вечную всем, кто принял Его дар. Он и сегодня призывает людей, чтобы они последовали за Ним. А тех, кто уже принял его дар верою, Он взял в свой удел, дабы они возвещали совершенства Призвавшего их из тьмы в чудный Свой свет.

Последуем же за Ним, пока еще есть время...

seoLinks

НАШИ СЛУЖЕНИЯ

Воскресное - Вс - 10:30 Молодежное - Вс - 17:00 Молитвеное - Пт - 19:30 Детское - Вс - 13:00

МЫ НАХОДИМСЯ

Россия, г. Хабаровск ул. Джамбула, 98 (4212) 39 11 50 8 924 107 49 22
  • Актуальное медиа

    Яркие моменты жизни!
        МЕДИА РАЗДЕЛ
  • ХАБАРОВСКАЯ ЕВАНГЕЛЬСКО-ХРИСТИАНСКАЯ ПРЕСВИТЕРИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ © 2011 - 2017 JESUSTIME.RU | КАРТА САЙТА | КОНТАКТЫ